Дата: 19.07.2022

Тренд на автономность работы дата-центров становится все популярнее

Интервью с Евгением Вирцером и Александром Мартынюком на сайте CNews

***
Дата-центр Key Point — первый на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири провайдеронезависимый ЦОД уровня надежности Tier III по классификации UPTIME Institute. Проект реализуется по модульной технологии в партнерстве с сетью дата-центров 3data. ЦОД будет насчитывать до 1 320 серверных стоек, а его общая мощность составит 9 МВт. Об особенностях данного проекта, а также о перспективах развития ЦОД в регионах рассказали в интервью CNews генеральный директор дата-центра Key Point Евгений Вирцер и его независимый директор Александр Мартынюк. 

«Развитие регионов без цифровизации невозможно»

CNews: Строительство коммерческого дата-центра Key Point началось в ноябре 2021 года. Запуск первой очереди ЦОД в эксплуатацию намечен на декабрь этого года. Расскажите, пожалуйста, что уже удалось сделать, на каком этапе сейчас проект?

Евгений Вирцер: На объекте полностью выполнены работы по устройству фундаментов, армированию и бетонированию железобетонных плит полов, монтаж металлоконструкций в технологических модулях. Завершаются работы по устройству наружных сетей водоснабжения и водоотведения и проводятся работы по устройству ливневой канализации. Заканчивается монтаж ограждающих конструкций и перегородок, устройство кровли. Заказано и частично уже изготовлено все основное технологическое оборудование. Начат монтаж инженерных систем.

Евгений Вирцер, Key Point: Повышение уровня автоматизации — один из актуальных и действенных трендов для региональных ЦОД

CNews: На территории Дальнего Востока будет создан первый ЦОД такого масштаба. Почему было принято решение вести строительство именно в Приморском крае?

Александр Мартынюк: У нас есть достаточно продолжительный опыт работы на Дальнем Востоке по разным инфраструктурным проектам. Плюс было понимание того, что дальше Новосибирска практически нет коммерческих дата-центров, и услуги колокейшн (colocation), находятся на начальном этапе. Отсутствие рынка при наличии спроса — прекрасная возможность для построения успешного бизнеса. В последние годы Дальний Восток активно развивается, и спрос на высокотехнологичные услуги растет.

Стоит отметить, что объем данных, который мы храним, удваивается каждые три года. Держать их на московских площадках — утопия, потому что ни одно онлайн-приложение дальше Новосибирска практически не работает из-за больших задержек. Нужна распределенная инфраструктура. Регион без «цифры» нормально развиваться не может.

Визуализация проекта дата-центра Key Point

Кроме того, мы поняли, что у Дальневосточного региона очень хороший потенциал, и решили быть первопроходцами по части создания ЦОД. Дополнительное преимущество было в том, что мы быстро получили землю, все необходимые сети и подключения. Обычно на это уходит много времени. Поддержка от региона была невероятной.

CNews: Какие технологии используются при строительстве дата-центра Key Point?

Александр Мартынюк: Мы используем технологии, которые получили широкое распространение в мире и в России. Проект реализуется в регионе, поэтому при выборе технических решений и производителей мы учитывали присутствие необходимого персонала, способного эти системы обслуживать и эксплуатировать, наличие запчастей и так далее.

С другой стороны, применяемые технические решения должны быть понятны и привычны клиентам. Типовые решения, которые мы используем, хорошо известны на рынке оборудования. Они проверенные и зарекомендовали себя, как высоконадежные. Кроме того, мы сертифицируем дизайн. Для нас это принципиально важно, потому что мы занимаемся формированием данного рынка в регионе, и хотим, чтобы клиенты получали услуги высокого качества и имели гарантии.

С точки зрения инноваций мы не пытаемся кого-то удивлять. Но тот уровень дата-центра, который мы выводим на рынок, действительно может впечатлить игроков. Пока подобного в данном регионе нет. И наша глобальная задача — сформировать рынок и вырастить его в этой части страны.

Строительная площадка дата-центра Key Point, май 2022

CNews: Как внешнеполитическая ситуация отразилась на реализации проекта? Насколько увеличились затраты?

Евгений Вирцер: Часть технического оборудования мы были вынуждены поменять, чтобы избежать привязки к материалам иностранных поставщиков. Общая стоимость проекта относительно запланированной в сентябре прошлого года выросла на 9-10%. Изначально проект оценивался примерно в 1 млрд 200 млн рублей. Что касается конечной стоимости, то она у нас уже достаточно точно спрогнозирована. Это примерно на 10% выше начальной.

CNews: Как вы оцениваете спрос на услуги коммерческих ЦОД?

Александр Мартынюк: Он сейчас крайне высок. В России дефицит стоек существует примерно с середины 2018 года. Рынок растет более чем на 16% в год, причем уже последние несколько лет.

С 2021 года по 2024 год количество стоек в мире должно удвоиться. От этого никуда не деться, растет объем данных. Поэтому потенциал у рынка коммерческих ЦОД очень хороший, а появление качественного продукта стимулирует спрос.

 

Тенденции рынка и рост заказчика

CNews: Расскажите, пожалуйста, какие основные тренды сложились на российском рынке ЦОД в последний год?

Евгений Вирцер: Идет очевидное увеличение масштабов проектов. Это первый тренд. Если пять-семь лет назад строились объекты, где количество стоек измерялось сотнями, то сейчас есть проекты на несколько тысяч стоек. И это не что-то уникальное, а стандартная потребность на текущий момент. В настоящий момент в Москве строится ряд ЦОД, где количество стоек в каждом превышает несколько тысяч.

Второй тренд — укрупнение игроков. Небольшое количество игроков сейчас занимают 70% рынка. Лет пять назад ситуация была немного иной.

Третий момент: никто из крупных игроков не идет в регионы, потому что дефицит стоек уже несколько лет устойчиво сохраняется и даже увеличивается. Очевидно, в каждом отдельно взятом регионе потребности меньше, чем в Москве.

CNews: Что изменилось на рынке ЦОД с точки зрения заказчиков?

Александр Мартынюк: В этом смысле за последние годы был сделан значительный шаг вперед. Требования заказчиков к инфраструктуре оформились в конкретный перечень параметров. Они проводят технический аудит, выясняют реальный уровень надежности инфраструктуры, смотрят на документацию, дальнейшую эксплуатацию, наличие систем автоматизации. Детально прописывают в договоре SLА (соглашение об уровне сервиса), по которому потом контролируют процесс работы ЦОД. Заказчик стал более компетентным.

 

Сколько служит ЦОД и для кого

CNews: Представители каких отраслей формируют основной спрос на размещение своих телекоммуникационных ресурсов? Специфические клиенты — кто они?

Евгений Вирцер: Это операторы связи, государственные сервисы, логистические компании, ритейл, финансовые институты со своими крайне высокими требованиями по доступности, и малый/средний бизнес. Для них будет предусмотрена аренда серверных ресурсов, стандартные серверы, на которых работают конкретные приложения с гарантированным доступом по каналам связи и доступом в интернет. Это примеры типовых заказчиков, которые потребляют большую часть услуг ЦОД в России.

Специфическими клиентами чаще всего являются те, кто разворачивает нестандартные сервисы. В ЦОД иногда размещают высокоплотные вычислительные ресурсы. Такие как системы для задач искусственного интеллекта или машинного обучения, либо какие-то высокопроизводительные системы для университетов или научно-исследовательских институтов, которые обрабатывают большие объемы данных. Как правило, они требуют отдельных решений с точки зрения охлаждения, и наша инфраструктура позволяет реализовывать высокоплотные вычисления для групп стоек.

CNews: Каков срок жизни ЦОД по части устаревания оборудования?

Александр Мартынюк: Если говорить про инженерную инфраструктуру, то ЦОД строится из расчета, что в ближайшие 10 лет в нем никто ничего менять не будет. И это абсолютно себя оправдывает. Мы придерживаемся такого же подхода.

Я бы хотел обратить внимание на то, что у нас в проекте используются литиевые батареи. Это нетипично для региональных проектов, даже в Москве далеко не все коммерческие ЦОД используют литий-ионные батареи. Мы посчитали экономическую эффективность такого решения и пришли к выводу, что свинцовые батареи менее выгодны. И в этом одно из отличий нашего проекта.

Технологические изменения, новшества в инженерной структуре происходят гораздо медленнее. Эксперты сходятся во мнении, что если на рынке появятся какие-то глобальные изменения, то они будут доступны и экономически целесообразны лет через пять. А массовый характер это приобретет через восемь-десять лет.

Мы сейчас строим структуру, которая в ближайшие десять лет сохранит свою актуальность и будет способна обеспечивать нормальное функционирование серверного и телекоммуникационного оборудования. А через 10 лет мы посмотрим, что будет происходить в области инженерных систем. Возможно, в каких-то отдельных сегментах нам необходимо будет что-то поменять, и это абсолютно нормально.

CNews: Как добиться эффективности ЦОД?

Евгений Вирцер: Всё, что не потребляет стойка — это потери для бизнеса операторов ЦОД. А каждый стремится к тому, чтобы повысить эффективность и снизить потери. Есть множество технических решений, которые уже доступны, и есть новшества, которые сейчас разрабатываются. Также существует масса энергоэффективных решений, которые по той или иной причине не получается применять. Места может не хватать, климат не соответствует или это решение нельзя поставить, потому что его никто не сможет обслуживать.

Поэтому есть сложная формула, с помощью которой мы пытаемся удержать всё в равновесии. Именно таким нелинейным образом мы решаем задачи строительства высоконадежного ЦОД на Дальнем Востоке.

 

Тренд на автоматизацию и экологичность

CNews: Какие инновации нас могут ожидать на горизонте пяти лет?

Александр Мартынюк: Сейчас очень активно обсуждается тема экологичности, устойчивого развития. Проблема высокой стоимости углеводородов и борьба за снижение выбросов толкает к разработке решений, которые позволяют сделать ЦОД более «зелеными». Основные инвестиции вкладываются в альтернативные источники энергии: водородные установки, топливные ячейки, ветрогенерация, солнечные батареи, гидрогенерация и т. д. Это то, что хорошо работает в определенных географических регионах, но не может быть универсальным средством, позволяющим решать проектные задачи в любом месте.

Возьмем, например, решение для жидкостного охлаждения. Оно тоже не является универсальным и имеет свои ограничения при использовании высоконагруженных стоек. Высоконагруженные стойки — конкретная задача, которую можно решить, если заказчику это необходимо. Но вы не можете прийти к нему и сказать, что вместо 30 стоек на 5 кВт поставите 5 стоек на 30 кВт каждая. У него возникнет резонный вопрос: зачем это было сделано, если в расчете на стойку такое решение будет дороже, и эти инвестиции никогда не окупятся.

Все инновации должны быть ориентированы на решение конкретных задач. Если есть возможность использования фрикулинга, а климатические условия позволяют это реализовать эффективно, — прекрасно! Но если мы говорим про возможность использования чистого фрикулинга в коммерческом ЦОД, который располагается в густонаселенном городе, то это совсем другая история.

Александр Мартынюк, Key Point: У России есть огромный потенциал развития региональной инфраструктуры

Решение, которое применяется, например, в Москве, на юге, в сейсмоактивных зонах или в регионе, где есть проблемы с высоким уровнем содержания солей в воздухе, — это совершенно про разное. В этом смысле мир, безусловно, идет к повышению энергоэффективности, к снижению энергопотребления систем, которые обеспечивают работу базовой инфраструктуры.

CNews: Есть ли какой-то глобальный тренд, зарождающийся на мировом рынке, который вы бы хотели применить при создании регионального ЦОД?

Евгений Вирцер: Можно говорить о повышении автоматизации, автономности работы дата-центров. Это то, к чему многие пытаются сейчас стремиться.

Такой подход позволяет отчасти решать проблему нехватки эксплуатационного персонала. При повышении уровня автоматизации можно упрощать обслуживание ЦОД, удаленно решать проблемы, которые раньше приходилось устранять вручную на месте. Этот вопрос, наверное, один из самых актуальных и действенных для региональных ЦОД.

 

В каких регионах строить ЦОД?

CNews: Как вы оцениваете покрытие ЦОД территории страны?

Евгений Вирцер: Плотность покрытия дата-центрами на территории России крайне низка. Российский рынок ЦОД составляет менее 1% от мирового. Это порядка 57 тысяч стоек на сегодня. А без учета Москвы и Питера, на которые приходится более 80% всех российских стоек, плотность покрытия практически в рамках математической погрешности. На мой взгляд, потенциал регионов прямо пропорционален уровню их промышленного и экономического развития, транспортной доступности. Если взять Сибирь, Урал, Поволжье или южные регионы, то они развиваются достаточно активно, там экономика жива, существуют развитые логистические цепочки, промышленность, всевозможные финансовые и медиа-сервисы, что является драйвером спроса на цифровые услуги.

CNews: Какие регионы обладают наибольшим потенциалом для создания ЦОД?

Александр Мартынюк: Каждый из регионов имеет прекрасный потенциал спроса на высокотехнологичную инфраструктуру. На отраслевых конференциях часто возникает вопрос, связанный с сетевой доступностью и с доступностью сервисов, которые необходимо разворачивать в региональных ЦОД. Если заказчик не готов строить собственный ЦОД и хочет купить услугу колокейшн (colocation), то у него просто нет вариантов.

Сейчас у нас есть запрос от банка, который хочет разместить в четырех городах в разных регионах России собственную инфраструктуру для оказания услуг клиентам. Но он не может реализоваться ни в одном из желаемых регионов, потому что там нет коммерческих ЦОД. Такой ЦОД должен соответствовать хотя бы базовым требованиям надежности, условиям обслуживания элементов инженерной инфраструктуры, включая охлаждение и электроснабжение.

Далеко не все операторы занимаются услугами колокейшн, а федеральных игроков, которые создают сети ЦОД, практически нет. «Ростелеком» строит определенные объемы. В любом случае конкуренция стимулирует игроков на рынке к тому, чтобы они работали более эффективно. У России есть огромный потенциал развития региональной инфраструктуры.

CNews: Какой социально-экономический эффект может получить Дальний Восток от реализации вашего проекта?

Евгений Вирцер: Поскольку мы разворачиваем в регионе базовую цифровую инфраструктуру, после этого могут появиться компании, которые без нее туда просто не пришли бы. Это касается ритейла, ИТ-компаний и разработчиков, банков и промышленных компаний и многих других, кому необходимы обработка и хранение данных.

Кроме того, мы начинаем взаимодействие с Дальневосточным университетом в сфере подготовки персонала. На данный момент там нет площадки, на которую можно было бы позвать студентов или провести какое-то мероприятие, связанное с цифровой инфраструктурой. Наш ЦОД будет первым объектом, о котором можно не только говорить, но и лично увидеть.

С точки зрения развития цифровой инфраструктуры и подготовки кадров на Дальнем Востоке, наша площадка будет прекрасным плацдармом. В ЦОД устанавливается высокотехнологичное ИТ-оборудование, с которым должны работать специалисты высокого уровня.

 

«Спрос на услуги ЦОД будет расти»

CNews: Чего сейчас не хватает для цифровой трансформации в регионах?

Александр Мартынюк: С учетом происходящих изменений санкционного характера нельзя однозначно сказать, как это скажется на возможности строительства корпоративных или государственных центров обработки данных. Но если на коммерческий рынок выйдет потребитель, который раньше занимался строительством собственных ЦОД, то коммерческий сегмент к этому должен быть готов.

Спрос на услуги ЦОД на рынке будет расти, стойки нужны всем, кто не готов их самостоятельно строить. Если говорить про цифровизацию, то сейчас порядка 80% всех стоек на нашем рынке некоммерческие. На 20 коммерческих стоек приходится порядка 80 корпоративных или государственных. Если спрос будет направлен на коммерческий рынок, то рынок должен быть в состоянии обеспечить его.

В мире корпоративных и коммерческих стоек примерно 50/50. В России же очень сильный перекос в сторону корпоративных ЦОД, коммерческих гораздо меньше (примерно 80/20). Но рынок все равно движется в сторону коммерциализации, потому что коммерческие ЦОД гораздо более эффективны и в финансовом, и в инженерном плане.

Цифровизация регионов идет в любом случае, но мера эффективности зависит от конкретного региона и от участия в этом процессе. Здесь все очень персонифицировано. Но если в регионе есть возможность для развития высокотехнологичных сервисов, то они туда придут. Если ее там нет, то сначала нужно дождаться появления базовой инфраструктуры.

CNews: Нужно ли строить ЦОД во всех регионах?

Александр Мартынюк: Во всех регионах есть данные, которые генерируются, должны храниться и обрабатываться. Но, чем ближе к потребителю они обрабатываются и хранятся, тем больше доступно сервисов. Поэтому такие площадки нужны во всех регионах.

Очевидно, что в стране есть регионы более и менее экономически развитые. Понятно, что такими дата-центрами как у нас одновременно «засеять» каждый регион не удастся. Но они должны быть. Кроме того, не везде необходимо строить ЦОД на тысячи стоек.

Евгений Вирцер: Конечно, всегда есть возможность хранить данные в Москве, но, учитывая постоянное увеличение их объемов и рост требований потребителя к качеству, очевидно, что эти площадки должны быть максимально близки к пользователю. Сейчас мы рассматриваем несколько регионов для дальнейшего развития.

Key Point большое значение придает тому, насколько полезна для людей наша работа. Понятно, что в проекте должна быть экономическая целесообразность. Но мы осознаем, какое полезное дело делаем для региона и его жителей. Это вызывает искреннюю радость и желание продолжать начатое.